Михаил Федотов, директор дочерних фондов РВК: «Неудачные проекты — это нормально»

Михаил Федотов, директор дочерних фондов РВК: «Неудачные проекты — это нормально»

Российская венчурная компания закрывает свои дочерние фонды. За последние 10 лет «Гражданские технологии ОПК», Биофонд, Фонд посевных инвестиций и Инфрафонд инвестировали в более ста компаний, от «Астраханского технопарка» до «Экзоатлета». Директор дочерних фондов РВК Михаил Федотов рассказал Inc., какая судьба ожидает портфельные стартапы, почему он не считает государственные деньги «токсичными» и что в госкомпании постоянно заставляет его вздрагивать от неожиданности.

Кто такой Михаил Федотов

Директор дочерних фондов Российской венчурной компании и управляющий партнер российско-белорусского RBF Ventures. До прихода в РВК c 2012 года работал CFO, а с 2016 года — гендиректором инвестиционно-девелоперской компании Apsis Globe (структура «ФосАгро»). В 2011-2012 гг. руководил фондом «Новые инвестиции» (PE инвестиции в сфере недвижимости, энергетики, химии, нефти и газа). В 2009-2011 гг. был финансовым директором фонда Invest AG (PE инвестиции в сфере девелопмента, строительства и сельского хозяйства). С 2005 по 2008 год — финансовый директор компании «Ренова — СтройГруп» (управление девелоперскими проектами Группы «Ренова» ). До 2005 года работал финансовым директором в компаниях «ЛУКОЙЛ Нефтохим Бургас» (Болгария) и «Днепроспецсталь» (Украина).

Окончил НИУ ВШЭ по специальности «Финансовый менеджмент» и РГГУ («Социальная философия»). Получил степень Global Master in Finance в мадридской IE Business School.

И портфели «краснеют»

— Когда было принято решение о закрытии фондов?

— Во время разработки новой стратегии РВК в 2017 году. Но совет директоров принял решение закрыть их не сразу, а с течением времени. Прежде нужно было объединить все фонды под управлением одной команды (изначально таких команд было три). С этой задачей успешно справился мой предшественник Евгений Кузнецов. В том же 2017 году мы начали анализировать качество портфеля этих фондов.

— Что показал анализ?

— Выяснилось, что его качество не сильно отличается от среднестатистического. Обычный венчурный фонд инвестирует 100% своих средств в 10 компаний. Из них 5-6 стартапов в итоге идут на списание, 2-3 «середнячка» позволяют просто вернуть вложенные деньги, а 1-2 компании — это истории успеха («звезды», которые могут вытащить на себе весь фонд).

Примерно с таким же соотношением мы столкнулись в 2017 году, когда начали анализировать портфель дочерних фондов (тогда в нем было 115 компаний). Мы раскрасили их в разные цвета и обнаружили, что 60% компаний — «красные» (под списание), 20-30% — «желтые» («середнячки») и примерно 10% — «зеленые» (имеют право на жизнь). Со временем это соотношение менялось — портфель «краснел», но не из-за ухудшения его качества, а скорее из-за нашего понимания ситуации в компаниях.

Здесь надо иметь в виду, что венчурная индустрия в целом отличается высокими рисками. Поэтому люди, которые занимаются инвестициями в этой области, должны обладать определенной «тефлоновостью» к неудачам. В принципе, ничего драматичного мы здесь не увидели: неудачные проекты — это нормально.

— На каких областях фокусировались фонды? Каких проектов было больше всего?

— Примерно 40% портфеля — проекты в сфере LifeScience (на сегмент биомедицины был сделан очень большой упор). Еще 20% — IT, все остальное — структурные проекты вроде бизнес-парков, доли в «Альпина Паблишер» и т. д. Это не совсем венчурные проекты, но они позволяли развивать нужную инфраструктуру в России. Фонды создавались с целью развития отрасли, а не финансового результата.

— То есть фонды оказались неэффективны с экономической точки зрения?

— На мой взгляд, говорить об убытках или прибыли пока преждевременно: ситуация меняется, и оценивать финансовый результат каждого фонда можно только после его закрытия. Кроме того, надо понимать, что все они создавались около 10 лет назад и в них изначально был заложен конфликт. Обычно фонды живут ограниченный период времени, а здесь основали компании с перманентным капиталом. И никаких формальных ограничений по деятельности у них не было.

Чем занимаются «дочки» РВК

Всего у Российской венчурной компании — 4 дочерних фонда: Фонд посевных инвестиций (ФПИ РВК), Биофонд, фонд Гражданские технологии оборонно-промышленного комплекса (ОПК) и Инфрафонд (выполняет также функции управляющей компании для всех четырех). По данным «Контур.Фокус», 3 из них закончили 2017 год с крупными убытками: Биофонд — 148,4 млн руб., Инфрафонд — 129 млн руб., ФПИ РВК — 951,8 млн руб.

Сейчас в общий портфель «дочек» РВК входят 95 компаний. Совокупный объем средств под их управлением — 5,9 млрд руб.

При участии капитала ФПИ РВК также были созданы 5 микрофондов в форме инвестиционного товарищества:

  • «Посевной фонд ЭйСиПи» создан в 2012 году, срок инвестирования истек в 2015 году;
  • «Венчурный фонд-акселератор» создан в 2015 году, инвестпериод истекает в 2019 году;
  • «Посевной фонд Софтлайн» создан в 2014 году, инвестпериод — до 2020 года (допускается докапитализация до истечения срока);
  • «Посевной фонд высоких технологий» — в 2013 году, инвестпериод — до 2022 года (с возможностью пролонгации);
  • «Посевной фонд в области живых систем» — в 2015 году, инвестпериод — до 2021 года (допускается докапитализация до истечения срока).

В 2016 году Инфрафонд РВК стал управляющим партнером и инвестором «Российско-белорусского фонда венчурных инвестиций» (RBF Ventures). Второй управляющий партнер и инвестор — «Белорусский инновационный фонд».

Сотни «иксов»

— Какая судьба теперь ждет ваши портфельные компании?

— Их число постоянно снижается: в начале этого года в портфеле было около 100 компаний, сейчас — 95. В планах на этот год — «закрыть» еще 24 «красных». Но когда я говорю «закрыть» — это не значит, что мы ликвидируем сами компании, мы просто уходим из проекта.

Среди компаний с высоким потенциалом роста (так называемая «зеленая» часть портфеля) — «Альпина», «Экзоатлет», ЦГРМ Genetico, Ubic Technologies, Национальный БиоСервис. Еще одна перспективная компания не так на слуху – это ИБРиС. Она разрабатывает технологию голосовой биометрии и уже показывает результаты лучше, чем все другие аналоги в России. Окончательное решение по ним мы сможем принять, только проанализировав стратегию каждой конкретной компании: насколько реалистичны и масштабны ее планы, большой ли у нее рынок и востребован ли продукт.

Вам будет интересно  Что такое венчурный фонд: зачем он нужен, виды, топ лучших фондов в России

— А что будет вместо самих дочерних фондов? И будет ли?

— Это решение должен принять акционер. У нас есть одобренный советом директоров план по закрытию: в 2020 году надо если не ликвидировать все эти 4 фонда, то хотя бы начать юридические процедуры по их ликвидации. Все портфельные компании к этому моменту мы должны либо продать, либо списать, либо закрыть. Но думаю, «зеленая» часть портфеля имеет право на дальнейшую жизнь — у этих компаний хороший потенциал роста. Сейчас мы обсуждаем организационно-правовую форму, которая позволит нам сохранить доли в «зеленом» портфеле на горизонте до 2024 года. Продавать их сейчас — значит сознательно лишить себя хорошей доходности, которую можно получить уже через 3-4 года.

Если такая форма будет найдена, мы построим работу фонда по модели операционного партнерства. То есть наша управляющая команда станет не просто пассивным «держателем» доли в портфельных компаниях, но будет помогать в их развитии. Мы для себя пришли к пониманию: главное, что может дать венчурный инвестор проекту, — это не только и не столько деньги, сколько бизнес-экспертиза и нетворкинг.

— Сколько экзитов у вас было за эти 2 года? И какой оказался самым успешным?

— Большими успехами пока похвастаться не могу, но из 5 компаний мы вышли, продав их (из них на слуху — Технопарк Перми и «НАПОЛИ»). Средняя доходность по этим экзитам — не больше двух «иксов», но мы считаем это хорошим результатом для фонда, который изначально не подразумевал получение большого дохода. Я надеюсь, самый успешный выход у нас еще впереди: из нескольких компаний мы только планируем выйти — вот там «иксы» могут измеряться как минимум десятками.

Кто вошел в «зеленый» портфель

Руководство дочерних фондов РВК считает, что хороший потенциал роста есть у 6 портфельных компаний.

  • ИБРиС — разработчик решений голосовой биометрии на основе технологий машинного обучения для call-центров, банков и b2c-корпораций. Продукт компании — решение Vocal Pass API, которое позволяет автоматически идентифицировать личность по нескольким секундам аудиозаписи голоса. Входит в портфель ФПИ РВК.
  • Ubic Technologies — разработчик сервиса анализа и фильтрации трафика. В 2017 году Роскомнадзор рекомендовал этот сервис для блокировки запрещенных ресурсов. Входит в портфель ФПИ РВК. В 2018 году привлек 115 млн руб. инвестиций от Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и ФПИ РВК.
  • «Экзоатлет» — производитель медицинского экзоскелета для реабилитации. Входит в портфель Биофонда РВК.
  • «Альпина Паблишер» — издательская группа, выпускает книги о бизнесе, науке и инновациях для руководителей и стартаперов. Входит в портфель Инфрафонда РВК.
  • ЦГРМ Genetico (Центр генетики и репродуктивной медицины) — комплекс лабораторий, которые занимаются генетическими тестами, диагностикой наследственных заболеваний и другими медико-генетическими услугами. Дочерняя компания Института стволовых клеток человека. Входит в портфель Биофонда РВК.

Национальный БиоСервис — первый российский широкопрофильный коммерческий исследовательский биобанк. Занимается сбором, обработкой, хранением и анализом биообразцов, необходимых для разработки лекарственных препаратов и диагностических систем. Входит в портфель Биофонда РВК.

Философия «токсичности»

— В последние годы говорят, что государственные деньги для венчурной индустрии «токсичны»…

— Да, я не впервые слышу об этом, но у меня, кроме финансового, еще и философское образование, — давайте сначала разберемся в понятиях и терминах. Что значит «токсичные»? Они ядовитые, их нельзя в руки брать?

— Например, бюрократия, сложность процедур и другие факторы отпугивают участников рынка…

— В этом плане они не «токсичные», а, скорее, сложные. Получить государственные деньги непросто, а это накладывает некие обязательства по их использованию и отчетности. Но эти сложности не настолько фатальные, чтобы называть их «токсичными».

А если учесть, что доля государственных денег на венчурном рынке колоссальна, — думаю, мы должны с этим смириться. Это просто дополнительные обязательства, связанные с отчетностью и аккуратностью расходования средств.

Госинвестиции берут и работают с ними (причем не только те, кто привык делать бизнес с государством, но и абсолютно частные люди, которые в принципе могли бы их и не брать).

— Есть ведь еще «токсичность», связанная с уголовными делами, — например, в июне 2018 года экс-директора департамента инвестиций и бывшего члена правления РВК Яна Рязанцева арестовали по обвинению в похищении 1,3 млрд рублей…

— Риск уголовного преследования появляется, если ходить по грани закона. Но лично я его рассматриваю как сопоставимый с любым другим бизнесом. Если люди аккуратно работают с государственными деньгами, у них прозрачные корпоративные процедуры, целевое использование и понятная экономическая эффективность — вопросов к ним нет.

По моему опыту, вопросы возникают там, где что-то нетранспарентно. При этом люди, которые контролируют инвестиционный процесс и работают с государственными деньгами (в том числе в РВК), умеют увидеть четкую грань между злоупотреблениями и реальными предпринимательскими и инвестиционными рисками.

читайте также

В ожидании прорывов

— В отчете Money Tree (его PwC делает вместе с РВК) говорится, что рынок в 2017-2018 годах впервые показал рост по объему и количеству сделок. Почему это произошло?

— Думаю, по большей части — это результат внимания государства к венчурной отрасли и к инновациям в целом. Много если не шума, то информационного позитивного фона вокруг, немало приличных людей оказались вовлечены в эту историю. И это хорошо: даже если 10-15% из проинвестированных проектов будут выстреливать — мы увидим рывок экономики с точки зрения инновационности и создания рабочих мест.

— При этом, по данным Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), драйвером роста стали сделки на стадии расширения. В проекты на стадии seed инвестируют мало…

— Да, это общемировая тенденция: инвестиции в проекты на стадии seed уменьшаются. Люди хотят меньше рисков и больше доходности, а это лежит в той части спектра, где продукт уже протестирован, рынок понятен, заказы поступают и нужно только масштабировать бизнес. Но вообще, цифры, о которых говорят на российском рынке венчура, не всегда вызывают доверие. Лично я просто не очень понимаю, как их корректно собрать, чтобы можно было им доверять. Думаю, на самом деле мы очень плохо представляем себе масштабы этого рынка, его сегментацию и все остальное.

Вам будет интересно  Moscow Seed Fund

Дело в том, что этот рынок во многом делается русскими людьми за рубежом. Многие управляющие компании, в ведении которых находятся российские фонды, работают за пределами России (как и многие стартапы). Эта часть остается «за скобками», и как ее учитывать — непонятно.

— В биотех, кроме государства (включая ваши ФПИ и Биофонд), почти никто не инвестирует. Как эта сфера будет развиваться дальше?

— Отрасль непростая для частных инвестиций: горизонты длинные, риск высокий. Из активных фондов есть еще RBV Capital, а «новичков», которые были бы «заточены» под био, пока не видно. Но здесь как в анекдоте про суслика: если мы его не видим — вовсе не означает, что его нет. Думаю, эта сфера будет развиваться. По крайней мере, я знаю людей, которые участвуют в такого рода проектах как инвесторы и управляющие.

— Какие новые ниши могут появиться на венчурном рынке?

— Мой интерес лежит в области финтеха и всего, что связано с инвестициями в недвижимость. Глобальная финансовая индустрия достаточно большая и меньше всего подвержена трансформациям — в силу своей консервативности. Это создает потенциал для создания корпоративных фондов в банковской сфере.

— Российский финтех ведь меньше 1% от мирового?

— Да, но это если говорить об инвестициях в новые проекты. Мы не знаем, что происходит внутри крупных финансовых организаций (ВТБ или Сбербанка): сколько денег они вкладывают в новые технологии.

— А какой российский финтех-стартап вы считаете самым интересным?

— Revolut — стартап с русскими корнями. Его ниша будет развиваться. Но перспективы любого подобного проекта зависят от его способности интегрироваться в традиционную банковскую отрасль. Если он выбирает стратегию дружбы с крупными игроками, то получает шанс на создание устойчивой бизнес-модели. Посмотрим, получится ли это у Revolut.

Из других финтех-проектов интересно посмотреть, что Дуров сделает со своей криптовалютой (и как она будет уживаться с валютой от Facebook).

— По недвижимости — что может быть перспективным?

— Меня интересует возможность людей инвестировать в real estate. Вопрос в том, насколько государство способно адаптировать новые технологии, например по изменениям в регистрации титула собственности. Получим колоссальный прорыв, если Росреестр начнет делать это в электронном виде, не важно — централизованно или с помощью технологий распределения данных.

В сфере недвижимости не хватает проектов, сделанных с помощью краудфандинга. Знаю случаи, когда за рубежом строили целые небоскребы на средства больших групп инвесторов. К сожалению, эта отрасль кажется всем закрытой, зависимой от местных властей и дешевого доступа к крупному капиталу. Между тем, девелоперские проекты — это огромный рынок. Если сделать его более открытым и доступным для большого числа людей — будет большой успех.

Facebook

Управляющие партнеры Инфрафонд РВК и Белорусский инновационный фонд

Инвестиционный фокус Фонда – белорусские и российские технологичные стартапы, находящиеся на посевной стадии (seed) и стадии роста (А).

Инвестиции Фонда, как правило, нацелены на ускоренное масштабирование бизнеса портфельных компаний.

Преимущества Фонда

  • простота и скорость принятияинвестиционных решений
  • высокий объем вложений
  • гибкость и рыночность в структурировании сделок
  • всесторонняя экспертиза проектов
  • рыночный подход в оценке бизнеса
  • GR-поддержка портфельных компаний

Условия финансирования

  • регистрация компании в Республике Беларусь или Российской Федерации;
  • вхождение Фонда в уставный капитал компании (возможно применение конвертируемого займа и/или других инструментов венчурного финансирования);
  • целевая доля Фонда – от 10 до 40%;
  • объём инвестиций в одну компанию – до 140 млн ₽, в зависимости от стадии.
  • Выручка компании за предшествующий год не больше 10 млн ₽
  • Доля частного инвестора не менее 25%
  • Выручка компании за предшествующий год от 10 до 300 млн ₽

ООО «Инфрафонд РВК»
115184, г.Москва, ул. Пятницкая, д. 55/25 стр. 4

+7 495 729-6459
[email protected]

Белорусский инновационный фонд
220012, г. Минск, улица Толбухина, д. 2, оф. 217

+375 17 336 05 71
[email protected]

Основная цель

Формирование современного и прозрачного инвестиционного инструмента для развития конкурентоспособных компаний на основе высокотехнологичных разработок, осуществляемых в Российской Федерации и Республике Беларусь в условиях гармонизации экономических взаимоотношений двух стран в рамках ЕАЭС.

Распределение инвестиций Фонда будет осуществлено в проекты, зарегистрированные в Российской Федерации, и в проекты, зарегистрированные в Республике Беларусь.

Фонд осуществляет инвестиции в проекты двух стадий:

  • до 25 млн рублей в проекты венчурной стадии при доле частного инвестора не менее 25%;
  • до 150 млн рублей в компании, находящиеся в стадии роста.

Создание интеграционного инструмента развития

Российско-белорусский фонд венчурных инвестиций(РБФВИ) объемом 1,4 млрд рублей совместно учрежден РВК, Инфрафондом РВК и Белорусским инновационным фондом. Он может быть увеличен в дальнейшем по решению учредителей и продлен дольше первоначального периода в 10 лет. Он был открыт в декабре 2016 года.

Основной приоритет деятельности РБФВИ направлен на создание необходимого прозрачного венчурного инструмента. Рассматриваются проекты, которые могут дать результаты для обоих стран. Ожидаемым эффектом является комплексное развития быстрорастущих и перспективных компаний на рынках высокотехнологичных разработок в России и Республике Беларусь. Первые три года управляет организацией Инфрафонд РВК, а после этого периода — Белинфонд.

Ваш запрос не может быть обработан

Ваш запрос не может быть обработан

С данным запросом возникла проблема. Мы работаем чтобы устранить ее как можно скорее.

Какие инструменты финансирования используются

RBF Ventures — первый в Беларуси классический венчурный фонд, ориентированный на финансирование белорусских проектов. Учредителями выступили Белорусский инновационный фонд и Российская венчурная компания.

Фонд системно использует классические инструменты венчурного финансирования:

  • Финансирование через приобретение доли в стартапе (как правило, от 10% до 35%)
  • Конвертируемые займы
  • Опционы.

Срок работы фонда — 10 лет. При этом инвестиции будут осуществляться первые 5−7 лет, в оставшееся время фонд будет искать покупателей для портфельных компаний. У нас нет отраслевых ограничений, мы нацелены на поиск и финансирование коммерчески перспективных разработок в любых отраслях, от промышленности, приборостроения до ИT.

Так как классические инструменты венчурного финансирования используются в Беларуси впервые, первые наши сделки будут с резидентами Парка высоких технологий. Возможности Декрета № 8 «О развитии цифровой экономики» позволяют применять элементы английского права при структурировании сделок.

Участники сделки и команда стартапа RocketData. Фото из архива стартапаУчастники сделки и команда стартапа RocketData. Фото из архива стартапа

Сейчас мы отрабатываем и внедряем своего рода национальные стандарты осуществления венчурных инвестиций в Беларуси — как коммерческие, так и стандарты оформления юридических документов.

Вам будет интересно  Список венчурных фондов в России; топ 10 крупнейших на 2020 год

Справка

Российско-белорусский фонд венчурных инвестиций — первый венчурный фонд с государственным участием в Беларуси. Основан в декабре 2016 года. Инвесторами фонда выступили Белорусский инновационный фонд (Белинфонд), РВК и Инфрафонд РВК, которые на первом этапе инвестировали в размере 50%, 49% и 1% соответственно. Управляющими партнерами «Российско-белорусского фонда венчурных инвестиций» являются ООО «Инфрафонд РВК» и Белорусский инновационный фонд.

Размер фонда составляет 1,4 млрд российских рублей. Он инвестирует в стартапы, в основе которых лежит инновационная технология, разработанная в Беларуси или России. Фонд может вкладывать до 4,8 млн белорусских рублей в один проект. Вклад осуществляется путем вхождения в уставный капитал, предоставления конвертируемых займов или других инструментов венчурного финансирования. В сделках фонда также используется международная практика составления акционерных соглашений.

Проекты и условия финансирования

Фонд финансирует зарегистрированные проекты как на территории Российской Федерации, так и в Республике Беларусь.

Целевыми стадиями проектов, привлекающими финансирование, являются:
— инвестиции до 25 млн рублей в венчурные проекты при фактическом участии в них частного инвестора в объеме не менее 25% требуемого финансирования;
— вложения до 150 млн рублей в компании на этапе активного роста.

Данный подход способствует формированию взвешенного по показателю риск/доходность портфеля проектов. Баланс достигается путем комбинирования ряда венчурных проектов с большим риском, но в тоже время обладающими потенциалом взрывного роста и более консервативных с позиции рискованности действующих предприятий с более линейным и стабильным ростом акционерной стоимости.

Российско-белорусский фонд венчурных инвестиций гармонично дополнил существующие на данный момент более классические возможности финансирования венчурных инициатив. Он занял свое место наряду с иными действующими традиционными институтами и фондами развития.

Какие проекты могут получить инвестиции

В фокусе интересов проекты на разных стадиях. Конечно, условия финансирования гибкие, подбираются индивидуально под особенности конкретного проекта, с учетом его сильных и слабых сторон.

Но можно выделить общие подходы:

  • Посевная стадия — выручка компании еще незначительна. Такие проекты могут получить средства в размере до $ 400 тыс. Обязательное требование: наличие в проекте частного соинвестора, в размере не менее 25% от объема инвестиций в раунде.
  • Компании более поздних стадий могут претендовать уже на более высокий объем вложений — до $ 2 млн
  • Портфельные компании могут также рассчитывать на поддержку в выстраивании отношений с государственными структурами и помощь в поиске дополнительных инвестиций следующих раундов.

Как получить финансирование?

Процесс рассмотрения проектов прозрачен, соответствует проверенным международным практикам работы венчурных фондов и занимает 3−5 месяцев.

Фото с сайта otzyv.ruФото с сайта otzyv.ru

Условно он включает три ключевых этапа.

Этап 1. Первичная оценка. Для знакомства со стартапом и его базовой оценки мы просим заполнить небольшую структурированную инвестиционную заявку, на основании которой уже можно сделать вывод, насколько основатели хорошо понимают рынок своего продукта, актуальность проблемы, которую решает разработка, бизнес-модель, а также оценить компетенции команды. Понравившиеся проекты приглашаются на короткую питч-сессию (презентацию), где у аналитиков фонда есть возможность задать уточняющие вопросы и составить личное впечатление о главном менеджере стартапа.

Условных «три кита», на которых стоит любой венчурный проект и которые в первом приближении оцениваются на данном этапе, — это продукт, рынок и команда стартапа.

Мы стремимся искать проверенные бизнес-модели на перспективных растущих рынках, реализуемые основателями с опытом работы в отрасли. Хотя искренне убеждены, что действительно хорошая команда сможет «вытащить» любой проект.

  • Очень важно, насколько основатели уже на текущем этапе осознают стратегию развития: на какую часть какого рынка нацелен продукт
  • Какого размера и когда планируется следующий раунд финансирования
  • Кто может выступить потенциальным покупателем компании, какого функционала продукта и показателей для этого необходимо достичь.

Этап 2. Анализ проекта и согласование условий сделки. Следующим этапом согласования сделки является бизнес-план проекта.

Для любого стартапа это возможность для самих себя стратегически осмыслить бизнес, выгодно презентовать его потенциальным инвесторам и понять диапазон стоимости своей компании.

На данном этапе мы обращаем внимание на следующие ключевые моменты:

  • Проект. Описание сути проекта, проблемы пользователя, которую решает проект, стадия реализации проекта.
  • Участники проекта. Получатель средств, юридическая структура бенефициаров, характеристики деятельности (выручка, активы), сотрудники, команда проекта, ее компетенции для реализации проекта, опыт работы в отрасли, предпринимательские и инвестиционные навыки.
  • Продукт. Степень готовности, способ коммерциализации, бизнес-модель. Анализ конкурентных преимуществ и недостатков на локальном и международном рынках — в сравнении с существующими решениями, продуктами-заменителями. Наличие защищенных прав интеллектуальной собственности. Метрики продукта (стоимость привлечения, срок жизни потребителя и т.д.).
  • Рынок. Описание рынка, его прогноз на ближайшую перспективу, ключевые изменения и тенденции, жизненный цикл продукта.
  • Структура (основные сегменты) рынка, барьеры входа, в том числе имеющиеся у конкурентов сделки слияния и поглощения (M&A сделки).
  • Стратегия маркетинга. Целевой объем продаж, его планируемая динамика, прогнозная доля рынка, стратегия по достижению объема продаж, включая детальное описание каналов продаж, в т.ч. стратегий конкурентной борьбы. Важно увидеть общую стратегию реализации проекта с временным графиком реализации, с указанием предполагаемого начала проекта и продолжительности основных стадий.
  • Финансы. Ключевые допущения, прогноз выручки, затрат, прибыли, денежного потока, чистого дисконтированного дохода (NPV), внутренней нормой доходности (IRR) с выделением доли инвестора и т.д.
  • Риски. Типы и описание основных рисков, их оценка (качественная, количественная, анализ вероятности и степени потенциального ущерба), способы управления рисками.

Анализ этих показателей позволяет нам сформировать ключевые условия планируемой сделки, которые на данном этапе подписываются и являются обязательными при разработке дальнейших юридических документов по структурированию сделки.

Этап 3. Тщательная проверка и юридическое структурирование. На данном этапе фонд производит независимый финансовый и правовой анализ компании, оценивая достоверность представленной стартапом информации, выявляет риски.

Фото с сайта tazabek.kgФото с сайта tazabek.kg

Партнерство

Ожидается, что общее партнерство сторон учредителей носит не только инвестиционный характер, но и стратегическое взаимодействие, направленное на обучение лучшим практикам и наработанным подходам. С учетом большого объема практического опыта РВК представители Республики Беларусь ожидают эффективного содействия со стороны российских коллег. Становление и взаимная интеграция венчурных индустрий двух стран в рамках применения реализуемых проектов в промышленно-коммерческих цепочках ЕАЭС имеет существенный потенциал.

РБФВИ был учрежден в форме инвестиционного товарищества в рамках действующего в Российской Федерации Федерального закона № 335-ФЗ.

Источник https://incrussia.ru/understand/mihail-fedotov/

Источник https://pd-4.ru/finansy/facebook-51

Источник

Источник

Author: mag

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.