Речь, движение и осознанность: как я потратила почти 75 000 ₽ на саморазвитие

Речь, движение и осознанность: как я потратила почти 75 000 ₽ на саморазвитие

Раньше я воспринимала неуверенность, неловкость и зажатость как неотъемлемые свойства своей личности.

Сейчас понимаю, что это можно и нужно преодолевать, но это долгий процесс, в котором мне помогают и различные практики, и чтение актуальных исследований.

Знакомые говорят, что за последний год я стала другим человеком. Я по-другому звучу, двигаюсь, ощущаю себя в пространстве. Стала бодрее, веселее и гораздо спокойнее. За это время я прошла огромное количество курсов и тренингов, направленных на развитие телесной и ментальной осознанности, и продолжаю учиться. В мою жизнь пришли работа над речью, голосом и дыханием, современный танец, физический театр и соматика.

Суммарно с сентября я потратила 75 000 Р — думаю, что к июню траты вырастут до 100 000 Р . Расскажу, что я успела попробовать, каких результатов добилась и что планирую развивать в себе дальше.

Тренировки речи и голоса для уверенности в себе

Цена: 5000 Р за одно занятие, я брала 10.
Подробнее: на сайте.

На занятия по речи собиралась давно. Моя прежняя работа была тесно связана с публичными выступлениями: я занималась организацией лекций и конференций, сама часто выходила на сцену, но совершенно не умела говорить и производила впечатление неуверенного человека. На занятия пошла, когда уволилась с работы: в прошлом сентябре мама оплатила мне их в качестве подарка на день рождения.

Мой тренер Сергей Васильев — актер и режиссер одного известного московского театра. Зацепило, что он говорит о голосе как инструменте развития личности, а в своей практике сочетает подходы из драматического искусства, коучинга и йоги. Мы разбирали спектакли ключевых российских режиссеров, и эти встречи радикально расширили мои представления о возможностях, которые дает владение голосом.

Обучение для меня превратилось в своего рода игру: а какой еще я могу стать?

Первые несколько месяцев мы занимались онлайн, но даже дистанционные встречи сильно изменили мою манеру держаться. Поэтому я убеждена, что виртуальные занятия работают.

Первый месяц мы работали исключительно над дыханием и дикцией: долгий выдох нужен для того, чтобы говорить длинную фразу без пауз и эканья, а без четких согласных предложения превращаются в кашу. Четыре-пять раз в неделю на протяжении четырех месяцев я делала речевую гимнастику — эффект был заметен уже после двух недель.

Затем работали над громкостью голоса. Она связана с резонаторами — «вибрирующими» зонами в теле, куда направляются дыхание и голос, и мышцами диафрагмы. Так к моей рутине добавился силовой дыхательный комплекс — набор упражнений из йоги, совмещенный с речевым тренингом. Самым сложным здесь оказалось регулировать голос в обычной жизни: люди, привыкшие к моей тихой манере говорить, отмечали, что я звучу слишком громко и звонко.

На этом этапе мы с преподавателем начали понемногу работать с текстом, учились интонировать смыслы. Интонирование — это один из главных приемов в театре, его очень любил режиссер Петр Фоменко. Говорят, он часто собирал артистов и приговаривал: «Сейчас запремся с вами и будем ин-то-ни-ро-вать ».

Я читала монолог из шекспировского «Юлия Цезаря», отрывки из рассказов Гоголя и Чехова. Шекспир давался с трудом: это был мужской монолог, да еще и с патетическим языком. Но для занятий было важно выбирать тексты персонажей, несвойственных мне, тренироваться находить в них что-то свое, окрашивать чужие слова в нужную эмоцию и намерение. Ведь в жизни часто бывают ситуации, в которых нам нужно вести себя несвойственным образом, чтобы отстоять границы или защитить проект.

Как победить выгорание

Физический театр и обучение движению

Цена: 9000 Р за два месяца.
Подробнее: на сайте.

После того как мое владение речью немного улучшилось, захотелось раскрепоститься телесно, научиться не бояться своего тела и контактов с другими людьми. Я довольно зажата, и это выражается не только в «закрытых» позах. Движения часто бывают рваными и неуклюжими, в разговоре начинаю прятать взгляд и вжимать плечи. И хотя мне нравится общаться с незнакомыми людьми и нет трудностей при выборе темы, тело говорит об обратном. В «Фейсбуке» я увидела пост своего знакомого о том, как он пошел учиться физическому театру — это вид искусства на стыке танца и театра, и решила попробовать.

Наш преподаватель Янис Повилайтис — театральный режиссер и выпускник Камы Гинкаса, одного из главных режиссеров Московского ТЮЗа. Он ведет небольшую лабораторию, в которую одновременно ходят 8—10 человек. Мы учимся наблюдать связи между людьми, развиваем телесную эмпатию, учимся чувствовать потребности собственного тела. Во время упражнений преподаватель часто повторяет: «Ищи свое удобство», и это невероятно сложно.

Занятия проходят раз в неделю, по субботам. Трехчасовой урок включает разминку, работу с партнерами, а также импровизацию и этюды. Вначале мы стараемся максимально освободить тело и движение. Это достигается способами, которые со стороны могут показаться нелепыми: тряской, перекатами на полу, ходьбой гуськом и многими другими. Затем приступаем к упражнениям с партнером: стараемся найти с ним контакт и направить движение с помощью прикосновения. Можно несильно подтолкнуть партнера рукой или даже ногой, только осторожно, закрутить его по спирали или уложить на пол. Задача партнера — дать телу откликнуться на импульс движением.

Третья часть — этюды и работа с голосом. Мы придумываем пластические связки вместе с партнером, а затем нам дают текст для «озвучки». Получаются яркие этюды, построенные на контрасте между словами и движениями.

После занятий физическим театром в повседневной жизни я стала гораздо внимательнее к другим людям: научилась замечать их волнение или иные эмоции, больше не боюсь смотреть им в глаза. Многие упражнения построены на импровизации, а она учит не оценивать каждое свое движение, ведь именно в естественности рождается красота. Думаю, многим знакомо чувство, когда ты буквально закручиваешь себя на встрече в «спираль», потому что это «проверенная» поза и ты боишься выглядеть как-то не так.

Я по-прежнему часто вжимаю плечи или переплетаю ноги, сидя на стуле, но замечаю это и сразу пытаюсь расслабиться и усесться более устойчиво. Даже если это значит расставить ноги пошире.

Соматика для исследования тела, правильной осанки и расслабления мышц

Цена: 3500 Р — офлайн, 2500 Р — онлайн.
Подробнее: на сайте.

Параллельно с физическим театром я открыла для себя соматику. Это набор практик, в которых психика и тело понимаются как единое целое и идет перенастройка на проживание опыта и окружающего мира телесно. Она научила меня быть более внимательной к внутренним ощущениям. Обычно мы делим телесный опыт на боль и удовольствия, совершенно не замечая огромный спектр чувств вне двух этих полей, — для них просто нет слов в нашем языке.

Термин «соматика» происходит от греческого somaticos, где «сома» значит «живое тело». Первым его начал употреблять профессор философии Томас Ханна в 1976 году. В соматике есть три составляющие: философская, исследовательская и терапевтическая. В России чаще всего применяется метод Ханны или метод Фельденкрайза: оба работают в первую очередь с осанкой и легкостью движений без мышечного усилия. Например, в методе Фельденкрайза обучающиеся начинают с очень медленных, почти неуловимых движений шеи, бедер, таза и ног. В результате повышается выносливость и уходит хроническое напряжение. В Москве сейчас можно найти соматического практика на любой вкус. Часто советуют воркшопы Ильи Беленкова, можно также найти выпускников программы Moscow Somatic Body и IMBT Russia, одобренных международной соматической ассоциацией ISMETA.

На сессии специалист по соматике может использовать прикосновение к определенной части тела, например низу живота, чтобы привлечь к ней внимание практикующего. Это помогает расслабить зоны напряжения. Активно используется воображение и визуальные образы: иногда какую-то точку внутри тела предлагается представить как объект, например катушку с нитками. Это тоже способствует визуализации «внутреннего мира». Другой вариант — работа с образами во время движения. Как будет двигаться наше тело, если мы представим, что вокруг не воздух, а толща воды? Характер и качество движения будет меняться.

Занятие с моей преподавательницей Верой Щелкиной в среднем идут два часа. Иногда почти все это время мы посвящаем дыханию, учимся замечать, как оно влияет на напряжение и расслабление в теле, как связаны между собой органы. Обращаем внимание на позы и паттерны движения, закрепившиеся в теле. Например, мне свойственно склонять голову набок, слушая кого-то , а при движении я часто держу голову чуть-чуть опущенной и смотрю не прямо, а немного в сторону. Вера назвала это «позой покорного ученика». Мы пробуем разные упражнения, чтобы мягко научиться и попробовать иную форму телесного движения и понять, дает ли она мне что-то новое. Как, например, меняется моя походка, если представить, что моя голова как будто подвешена в воздухе на тросе? Спойлер: шаг становится немного легче.

Недавно я слушала комнату в «Клабхаусе» с экспертами по соматике, которые обсуждали, что в ближайшие годы это поле исследований тела станет таким же популярным, как медитация, которая раньше ассоциировалась исключительно с религиозными практиками. Если до 2000 года было опубликовано 39 исследований про осознанность, то с начала века их количество увеличилось до 6000. Приложение для медитаций Calm стабильно входит в топ-5 в категории «Здоровье» в «Эпсторе», в том числе и в русской версии.

В англоязычном пространстве соматическую практику используют для борьбы с последствиями стресса, посттравматическим синдромом и общим чувством дискомфорта в теле. Многие активисты говорят о потенциале соматики еще и как способе работы с травматичным опытом, связанным с гендерным или классовым неравенством. Например, институт Сандберга в Амстердаме, одна из главных европейских арт-институций , запустил тематическую магистерскую программу Ecologies of Transformation.

Замедление и практики осознанности для борьбы с тревогой

Я практически забыла несколько лет своей жизни. Учеба, работа, встречи с друзьями, выставка или чей-то день рождения — все это происходило будто на перемотке и совершенно без моего участия. Недели сливались в один поток, росло чувство тревожности. Возвращаясь домой с работы, я совершенно не замечала дороги, хотя проходила пешком очень живописный маршрут. Меня пугало, что я живу как будто только в своей голове, в тревоге за будущее и в сожалении о прошлом, в бесконечном облаке задач и дел.

И это не только моя проблема. Скорость — ключевое свойство современного мира, к которому мы зачастую оказываемся неприспособленными. Гаджеты, огромные потоки информации, офисная — и внеофисная в последний год — работа влияют на нашу связь с миром вокруг.

Чтобы замедлиться и начать обращать внимание на то, что происходит здесь и сейчас, я начала заниматься бердвотчингом и медитацией. Наблюдения за птицами начались с чтения журнала «Московка» и семинара «Птицы Москвы и Подмосковья» при Зоологическом музее МГУ. Неожиданно я стала замечать птиц везде и беспокоиться об их благополучии. Уже два года пополняю кормушку на окне и распространяю важную информацию: например, что делать с упавшими стрижами, — в городе они часто получают травмы, и не всегда случайный прохожий знает, как помочь птице. Кроме того, даже здоровым стрижам почему-то тяжело взлетать с земли — но стоит их приподнять, как они упорхнут.

Про наблюдение за птицами как способ заземлиться написано несколько книг, например How to do Nothing журналистки и художницы Дженни Оделл и «Птицы, искусство, жизнь: год наблюдений» писательницы Кио Маклир. Для меня очень важно не просто практиковать, но узнавать в деталях культурный и научный контекст.

Свой опыт медитации я начала с курса De-mystifying Mindfulness от Лейденского университета, где рассказывали про последние научные исследования медитаций и историю этой практики. А на самоизоляции начала медитировать при помощи приложения Headspace. Но геймификация и встроенные ачивки сыграли со мной злую шутку. За каждую «круглую» дату практик без перерыва — 3, 5, 10, 30, 90 и так далее — пользователь получает виртуальные награды. Я начала гнаться за ними и огрызалась на партнера, если он мешал мне медитировать. Однажды пропустила два дня из-за недомогания, весь 180-дневный прогресс слетел, я разозлилась и удалила Headspace. В этом, на мой взгляд, заключается проблема таких приложений: за количеством медитаций теряется их суть и смысл действий. Осознанность и раздражение на партнера за то, что он зашел в комнату во время практики, попросту несовместимы.

По совету девушки, с которой мы ходим в физический театр, в начале апреля я вступила в закрытое сообщество, где сочетаются теория и практика медитации. Подписка стоит 2000 Р в месяц. Каждую неделю я пробую три разные техники онлайн в «Зуме», и затем в группе мы подробно обсуждаем свои запросы и ожидания. Это совершенно иной уровень погружения в практику.

Медитации длятся 20—40 минут , отдельно даются упражнения на дыхание и погружение в тело. Каждую неделю выполняем письменные практики — мне кажется, они чем-то похожи на инструменты из самокоучинга. Например, предлагается выписать по 20 пунктов в четыре столбика: что я должна делать, что я хочу делать, что я не разрешаю себе делать и что разрешаю.

Для меня важно пробовать разное и проверять, насколько легко практики вписываются в обычную жизнь. Легко медитировать по несколько часов на йога-ретрите в красивом месте и с выключенным телефоном. Но осознанно ходить на работу, сидеть на лавочке в парке или наблюдать за птицами в городе — задача иного характера. Медитация тоже помогает раскрепощению: раскрывает чувственность, смещает фокус с внешнего шума внутрь себя и своих ощущений. Уходит тревога, появляется благодарность телу и пространство для мыслей и внимания — в том числе внимания к миру.

Программы, которые я прошла

Дальнейшие планы

С этого месяца я пойду учиться в ЦЕХ — один из первых центров современного танца в России, рассчитанный на новичков. Это логичное продолжение моего «телесного» образования: современный танец, берущий начало из 20 века, занимается прежде всего осмыслением аутентичного человеческого движения, работой с координацией и положением тела в пространстве. В таком танце движение не оценивается как плохое или хорошее, скорее как естественное или нет. Хореограф Мариам Нагайчук сравнивала подобную хореографию с тем, как плывут рыбы в природе: они не задумываются об эстетике, а просто плывут, и в этом есть своя красота. Если хочется углубиться в теорию и историю, можно прочитать работы и посмотреть лекции последовательниц Ирины Сироткиной и Кати Ганюшиной.

Я также записалась на курс по аутентичной коммуникации к своей подруге. Она собрала бесплатную группу для знакомых, чтобы отработать техники, собрать отзывы и запуститься. Там мы учимся общаться искренне и эмпатически: слушать, слышать, говорить, быть и давать другим быть собой, понимать потребности — свои и чужие. Это новое, но довольно популярное направление тренингов. В прошлом году занятия по аутентичной коммуникации «Как сделать так, чтобы не бесило, пожалуйста» запустили специалистка по коммуникациям BBDO Света Шедина и продуктовый дизайнер Алексей Иванов. Я также слышала хорошие отзывы о «Школе открытого диалога» Дмитрия Шаменкова.

Не хочется показаться ханжой или отсталым колхозником, а также хоть каким-либо образом обидеть автора, но читая такие статьи понимаешь, насколько всё-таки разные вселенные у "богемы" и обычных людей.

Просто выборка из статьи: аутентичная коммуникация, йога-ретрит, соматический воркшоп, осознанное сидение на лавочке. Речевые обороты с глубокими смыслами, и стремление получить мессианское просветление через Зум-практики.

Посмотрел инстаграм автора — угадал с 3 нот. Больше 2.5 к публикаций, всё в одинаковой стилистике: Я (эго) + вариации эстетики жизни. Не являюсь психологом по профильному образованию, но думаю, что это всё означает, что человек не может найти себя в жизни и просто мается от безделья, объясняя всё это особой индивидуальностью. Однако, имя вам легион, выкладывающих десятки сторис ежедневно с вагонами текстовых сопровождений о высоких материях.

Наверное это не хорошо и не плохо — обычная иллюстрация пирамиды Маслоу, где люди не имея насущных проблем "познают этот мир" и просвещают других. Удивляет в таких историях только то, что люди, которым надо платить ипотеку или кормить 3 детей, начинают живо интересоваться практиками одухотворенных коучей. Увы, для этого нужно совершить как минимум 2 фазовых перехода.

Интересно всё таки, какое же будущее ждёт человечество: полетим ли на Марс или все станем бизнес/лайф/нутро/майнд/фитнесс — коучами и будем друг другу проводить семинары/консультации/мастер-классы по бартеру или оплачивая биткоинами?

P.S. Ещё раз повторю, не прошу воспринимать сей коммент, как укол или нравоучение. Просто собирательный пример целого пласта зумерской субкультуры, который всегда вызывает улыбку.

Я бы порекомендовал автору, записаться в какую-нибудь секцию командного спорта. По фактуре тела, а также из упоминаний зажатости плечевого пояса, хорошо бы подошёл гандбол. Думаю поможет преодолеть неуверенность и скованность не хуже самых прогрессивных и передовых практик.

Артём, по поводу "богемы" — в будущем мы все там будем. Ниже копирую отрывок из интервью Екатерины Шульман на эту тему. Так что смотрим на зумеров, учимся и записываем:))))

"Отсутствие мотивации может стать прекрасным и очень актуальным свойством для того поколения, которому предстоит жить в экономике пост-дефицита и, возможно, пост-труда.

Представьте себе, что автоматизация производства дала нам чрезвычайное удешевление всего того, за что убивались люди предыдущих поколений: мебели, бытовой техники, автомобилей, одежды, других материальных предметов. Что, действительно, после экономики владения наступает экономика пользования. Объективно наши потомки будут беднее нас, но их уровень жизни будет выше.

Если этот процесс будет продолжаться, если он даст те результаты, которые нам сейчас описывают футурологи экономической направленности, то отсутствие мотивации бежать за ускользающим долларом или убегающим рублем с целью поймать его и обеспечить себе жизнь – это будет очень хорошо.

Отсутствие такой мотивации будет социальным преимуществом, потому что человеку будет нужна мотивация иного типа: мотивация к самореализации, к проявлению своей уникальности, того в себе, что не может заменить робот. Труд в нашем сегодняшнем представлении станет никому не нужен, потому что от твоего труда только экологическая ситуация ухудшится, а вот от твоего творчества будет прибавочная стоимость и дальнейший прогресс человечества.

Если выражаться менее возвышенно, отсутствие мотивации – чрезвычайно ценное качество для людей, которым предстоит жить в обществе, где их работа не нужна. Для того чтобы они не чувствовали себя выброшенными из социума и никому не нужными, у них должна быть другая психология, другое устройство головы. Они не должны считать получение фишечек целью своих усилий. Они должны спокойно относиться к осязаемым достижениям, к должностям, наградам, деньгам – собственно говоря, к внешним признакам статуса.

Возникает проблема нового века: как и чем занять людей, чья работа не нужна. Кажется, что жизнь с гарантированным гражданским доходом, когда работать не надо, будет прекрасной мечтой, но на самом деле человек от этого болеет и умирает. Исследования показывают, что у лишившихся работы людей процесс саморазрушения начинается гораздо раньше, чем наступает материальная нужда.

Человек должен быть включен в социум, ему нужно признание, ему нужно ощущать себя важным и полезным, делающим нечто ценное, ему нужны смыслы. Если дать ему деньги и сказать: «А теперь иди и ничего не делай», – он начнет болеть, чахнуть и разрушать себя.

Известный экономист Роберт Скидельски, бывший член британского парламента, сказал следующее: одна из задач новой эпохи – научить всех жить так, как раньше жила только аристократия, и при этом не сойти с ума. Кажется, что это вообще не проблема, но на самом деле это очень большая проблема.

Решаться она будет тем поколением, которое, слава Богу, равнодушно к цацкам и понтам, которое наконец скинет это ярмо со своей души, которое сейчас уже говорит, что главная ценность – это семья, что создание семьи – это большее достижение, чем карьерный успех, что главное – это отношения, которое ценит коммуникативные навыки.

Это очень правильно, потому что пресловутая эффективность есть у робота, человеку она становится нужна все меньше и меньше. Помните, было такое советское выражение: «хороший человек – это не профессия»? Сейчас мы приходим к обществу, в котором другой профессии нет: есть только профессия хорошего человека, а все остальные могут быть автоматизированы."

Cruel_April, я соглашусь с представленными цитатами, но лишь отчасти. Ибо в этих рассуждениях лежит слишком оптимистичная экстраполяция человеческого прогресса. В 60-ые годы, на заре новой космической эпохи казалось, что межпланетные полёты и база на Луне стоят от нас очень близко, но по-хорошему воз то и ныне там.

Тоже самое и с прогнозированием социальных изменений. Я сам считаю, что безусловный базовый доход станет реальностью в самых развитых странах уже к 2025 году (пилотные проекты в Финляндии, швейцарский референдум и чеки Байдена — это первые ласточки), как раз таки в силу того, что технологический прогресс уже полностью может обеспечить человечество едой, т.е. еда фактически становится общедоступной и государство может дать каждому "по пищевым потребностям".

Но есть одно НО, которое тяжело даётся осознать человеку, так как каждый примеряет все на себя и мыслит понятийным аппаратом своей касты и круга общения. Возьмите калифорнийского стартапера, немецкого работягу и индийского крестьянина. Мне кажется, что их потребности, взгляды на мир и системы ценностей очень сильно разнятся. Поэтому ожидать, что все, взявшись за руки, дружно войдут в прекрасное будущее с "роботами и свободным творчеством" — излишне оптимистично. Скорее наоборот, — для кого-то светлое будущее наступит уже завтра, для кого-то (если будет себя хорошо вести) в обозримой перспективе, а остальные за всё это заплатят.
Я бывал в Калифорнии, жил несколько лет на Ближнем Востоке и в Европе, а также много чего повидал в России. Уверяю вас, ничто так не разделяет людей по стратам и взглядам на мир, как уровень дохода. И ничто так не разъедает душу, как нищета. Подняться в мышлении над свои финансовым горизонтом может только интеллектуально незаурядный человек, что только подтверждает правило.

Я думаю, что нижняя граница "коммунизма для отдельно взятого человека" — это подушевой доход в месяц (чистыми) около 25 тысяч $ в США и 500-600 тыс. рублей в России (да простят меня москвичи), т.е. когда человек не смотрит на цены и удовлетворяет все свои потребности (бытовые, душевные, и пр., но без гедонизма и в адекватных пределах), а также у него отправляется приличная сумма в накопления. Точную дату наступления "коммунизма" оставлю вам для вычислений, используя данные по динамике роста мирового ВВП и населения (можно решить частную задачу для отдельно взятой страны). Да, возможно стоит внести в формулу коэффициент "технологического прогресса", который сам будет увеличиваться со временем, но всё равно, никто из нас не доживёт.

Второй важный тезис, про "новое поколение" людей с какими-то новыми ценностями и взглядами на мир. Человеческая природа со времен Цезаря ушла совсем недалеко, и тяга к цацкам и понтам не умрет никогда. Инстаграмы и тиктоки — это ровно про то самое: желание быть в центре внимания, где все тебя любят и лайкают, и при этом завидуют твоему "успешному успеху". Коучи и блогеры обязательно расскажут про духовные и нематериальные ценности, но при этом попросят подписаться на канал или аккаунт, ну и послать донат конечно же.

Даже если доллар падёт и заменится чем-то другим, то люди все равно найдут чем мериться или хвастаться. Сексуальный инстинкт и прочие механизмы человеческой психики все равно будут брать своё. Даже если мы станем жить в Утопии, то героями
нового времени станут люди, которым неизменно захочется что-то поменять в таком мироустройстве.

Источник https://journal.tinkoff.ru/body-and-mind/

Источник

Источник

Источник

Author: mag

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.